Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Психология убийства в бою
индеец
live_imho
Недаром во время ВОВ существовали "фронтовые сто грамм" – 100 грамм (алкоголя) водки, которые наливали нашим солдатам перед самым боем.

Далее статья про психологию убийства в бою.



В 1947 году американский генерал Маршалл организовал опрос ветеранов Второй мировой войны из Боевых пехотных частей с целью определить поведение солдата и офицера в реальных боевых действиях. Результаты оказались неожиданными. Менее 25% солдат и офицеров боевых пехотных частей армии США во время боя стреляли в сторону противника. И только 2% сознательно целились во врага.



Аналогичная картина была и в ВВС: более 50% сбитых американскими летчиками самолетов противника приходилось на 1% летчиков.
Выяснилось, что в тех видах боев, где противник воспринимается как человек и личность (это пехотные бои, авиационные дуэли истребителей и пр.), — армия неэффективна, и практически весь урон, причиняемый противнику, создается только 2% личного состава, а 98% не способны убивать.

Совсем иная картина там, где военные не видят противника в лицо. Эффективность танков и артиллерии тут на порядок выше, а максимум эффективности у бомбардировочной авиации. Что касается боевых схваток пехоты «лицо в лицо», то их эффективность — самая низкая среди других родов войск. Причина — солдаты не могут убивать.
Поскольку это — серьезнейший вопрос эффективности вооруженных сил, Пентагон подключил к исследованиям группу военных психологов. Выяснились поразительные вещи.

Оказалось, что 25% солдат и офицеров перед каждым боем мочатся или испражняются от страха. В качестве примера «National Geographic» приводит воспоминания ветерана Второй мировой войны. Солдат-ветеран рассказывает, что перед первым боем в Германии обмочился, но его командир показал на себя, тоже обмоченного, и сказал, что это нормальное явление перед каждым боем: «Как только обмочусь, страх пропадает, и могу себя контролировать». Опросы показали, что это — массовое явление в армии, и даже в войне с Ираком около 25% солдат и офицеров США перед каждым боем мочились или испражнялись от страха.

Примерно у 25% солдат и офицеров наступал временный паралич или руки, или указательного пальца. Причем, если он левша и должен стрелять левой рукой — то паралич касался левой руки. То есть, именно той руки и того пальца, которые нужны для стрельбы. После поражения фашистской Германии архивы Рейха показали, что эта же напасть преследовала и немецких солдат. На восточном фронте там была постоянная эпидемия «обморожения» руки или пальца, которыми надо было стрелять. Тоже около 25% состава.

Американские психологи Свенг и Маршан, работавшие по заказу Пентагона, выяснили, что если боевое подразделение ведет непрерывно боевые действия в течение 60 дней, то 98% личного состава сходят с ума. Кем же являются оставшиеся 2%, которые в ходе боевых столкновений и есть главная боевая сила подразделения, ее герои? Психологи четко и аргументировано показывают, что эти 2% — психопаты. У этих 2% и до призыва в армию были серьезные проблемы с психикой.

Суть американских исследований человека в том, что сама биология, сами инстинкты запрещают человеку убивать человека. И это было, вообще-то, известно давно. Например, в Речи Посполитой в XVII веке проводили подобные исследования. Полк солдат на стрельбище поразил в ходе проверки 500 мишеней. А потом в бою через несколько дней вся стрельба сего полка поразила только трех солдат противника.
Человек биологически не может убивать человека. А психопаты, которые в войну составляют 2%, но являются 100% всей ударной силы армии в тесных боях, как сообщают психологи США, в гражданской жизни являются убийцами и, как правило, сидят в тюрьмах.

Ветераны США Второй мировой и Вьетнама, Ирака, и российские ветераны войн в Афганистане и Чечне — все сходятся в одном мнении: если во взводе или в роте оказывался хоть один такой психопат — значит подразделение выживало. Если его не было — подразделение погибало. Такой психопат решал почти всегда боевую задачу всего подразделения. Например, один из ветеранов американской высадки во Франции рассказал, что один-единственный солдат решил весь успех боя: пока все прятались в укрытии на побережье, он забрался к доту фашистов, выпустил в его амбразуру рожок автомата, а потом забросал его гранатами, убив там всех. Затем перебежал ко второму доту, где, боясь смерти, ему — ОДНОМУ! — сдались все тридцать немецких солдат дота. Потом взял в одиночку третий дот…
Ветеран вспоминает: «С виду это нормальный человек, и в общении он кажется вполне нормальным, но те, кто с ним тесно жил, в том числе — я, знают, что это психически больной человек, полный псих».

via




  • 1
Водку перед боем не наливали. Бессмысленно, там адреналин так зашкаливает что 100 грамм это как кефир.Водку выдавали всегда вечером, после боя.
Психопаты на войне тоже не нужны. Они не способны воспринимать приказ и действовать сообразно обстановке.Погубят себя и все подразделение.
Война это обычная работа. Так ее воспринимали наши деды.И поэтому мозги сохраняли.Сколько из фронтовиков комедийных актеров вышло. Один Никулин чего стоит.
А вообще статья в духе- в огороде бузина а в Киеве дядька.

(Анонимно)
Статья странноватая.Прочитайте книгу Николая Никулина " Воспоминания о войне"- не пожалеете.

боян и фейк.
нормально убивали и в рукопашных и издалека.

Красивые сказки. А "исследования" - просто попил. А то перед дракрй то тоже все бы обоссывались! :-):-):-)
Да, стреляют не все. Да, боятся все. Но не преодолевают единицы.
Главное, за что дерешься. И поговорить уже сложно, но хоть бы почитали воспоминания ветеранов. Перед боем пили только идиоты. И они не возвращались. Наркомовские потребляли после боя. За себя, и за того парня.

" если боевое подразделение ведет непрерывно боевые действия в течение 60 дней, то 98% личного состава сходят с ума."
Как-то не согласуется с нашей историей. Все старшее поколение моей семьи сражалось на войнах, дед умудрился поучаствовать вообще в пяти. Множество фронтовиков, которых знаю лично, быи нормальными и милейшими людьми.
так что Вы фильтруйте информацию...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account